Кто такой новый президент Мьянмы - интервью с экспертом...

Не про Корею, а про другую страну Восточной Азии, где идут большие изменения - Мьянму (Бирму). К моему большому сожалению интересный рассказ про нового лидера страны наша газета не сочла достойным публикации - потому выставлю хотя бы у себя. Огромное спасибо человеку, который про все это рассказал - Петру Козьме. Вообще, он про Мьянму знает если не совсем все, то очень и очень много... И умеет интересно рассказывать. Вот его ЖЖ, кстати... http://dragon-naga.livejournal.com - там много интересного про Мьянму, советую почитать хотя бы для расширения кругозора...





Ниже идет текст интервью. Фото вставлены просто чтобы разбить достаточно объемный текст, сделаны в Мьянме в апреле и декабре 2016 г. (фото с Нейпьидо и Янгона)

Новый президент Мьянмы: мягкий, образованный и без амбиций
Российский эксперт рассказал про нового лидера Мьянмы
Олег Кирьянов (Сеул – Янгон)

30 марта в Мьянме прошла инаугурация нового президента. После нескольких десятилетий правления военных в стране впервые появился гражданский президент. Таким образом в этой одной из крупнейших стран Юго-Восточной Азии произошла мирная передача власти от военных демократической оппозиции. Примечательно, что президентом страны не стала известная, «раскрученная» и имеющая тесные связи с Западом Нобелевский лауреат Аун Сан Су Чжи, а вместо нее пост № 1 занял относительно скромный политик 69-летний Тхин Чжо. Почему так произошло? Что за человек новый президент Мьянмы? Сможет ли он вести самостоятельную политику и кто стоит за ним? На эти и некоторые другие вопросы, от которых во многом зависит будущее Мьянмы, мы попросили ответить известного специалиста по этой стране востоковеда Петра Козьму. Эксперт уже долгие годы живет в Мьянме, лично знаком со многими местными политиками, военными, журналистами и внимательно отслеживает ситуацию в регионе.

Давайте начнем не с нового президента, а с «матери бирманской демократии» Аун Сан Су Чжи. Все-таки она – лидер оппозиционной партии Национальная лига за демократию (НЛД), она пользуется безупречным авторитетом, граждане Мьянмы голосовали в первую очередь за нее на выборах, но не она заняла пост президента. Почему?

Петр Козьма: Заранее было ясно, что она не станет президентом. В разделе III Конституции страны, принятой еще в мае 2008 года, при прежнем военном режиме, есть статья 59, в которой содержатся квалификационные признаки для президента и вице-президентов страны. Согласно пункту “f” этой статьи, кандидат на эти должности «ни сам, ни один из его родителей, ни супруг(а), ни один из его законных детей или их супруги, не должен присягать иностранной власти, быть подданным иностранной власти или гражданином иностранного государства. Они не должны быть лицами, наделенными правами и привилегиями подданного иностранного правительства или гражданина иностранного государства». Как известно, у Аун Сан Су Чжи был муж-британец (но, как разъясняют юристы, поскольку он умер, то факт этого замужества уже не подпадает под действие пункта “f” статьи 59 Конституции), а двое ее детей являются подданными Великобритании. Это ей и не позволяет быть президентом.



Она не пыталась «договориться» с военными? У нее же очень большое влияние и авторитет….

Козьма: Конечно пыталась… Начиная с ноября 2015 года Аун Сан Су Чжи сама (встретившись три раза с главкомом вооруженных сил, старшим генералом Мин Аун Хлайном) и через посредников (самым активным из которых был отставной генерал и председатель прежнего состава парламента Тура Шве Ман) пыталась договориться с военными, чтобы эта статья Конституции была отменена. Роль военных в этом случае является ключевой, потому что за ними по Конституции зарезервировано 25% парламентских мандатов, а, согласно статье 436 Основного закона, принять поправку к статье 59 можно лишь в том случае, если за нее проголосует не менее 75% депутатов парламента (после чего должен состояться общенациональный референдум, где поправка должна быть утверждена большинством голосов жителей страны, включенных в списки избирателей).
Переговоры с военными окончились безрезультатно: военные отказались трогать Конституцию, опасаясь в том числе, что первый опыт принятия поправки вызовет лавину подобных инициатив, противостоять которым будет гораздо сложнее. Больше того, когда ряд юристов НЛД заявили, что они нашли лазейку и предложили не отменять статью 59(f), а временно приостановить ее действие (по их мнению, в этом случае хватило бы голосования простым большинством членов парламента), военные жестко напомнили, что, согласно статье 20(f), именно вооруженные силы страны являются главным гарантом соблюдения конституции.
В качестве компромисса, озвученного министром информации уходящего правительства, бывшим военным Е Тхутом, было предложено не трогать Конституцию, а посоветовать Аун Сан Су Чжи поговорить со своими сыновьями, чтобы они приняли мьянманское гражданство. Аун Сан Су Чжи формально не отвергла это предложение, хотя совершенно ясно, что процесс предоставления гражданства – довольно длительная процедура, и к выборам президента она, естественно, никак не успевает. Таким образом, если Аун Сан Су Чжи и станет когда-нибудь президентом, то не сейчас. Внесение поправки в Конституцию (даже если ей удастся договориться с военными) – процедура долгая, смена гражданства сыновьями тоже займет немалое время.



Получается, что она главная влиятельная фигура, а все остальные из ее окружения, включая даже нынешнего президента Тхин Чжо, не могут сравниться с ней?

Козьма: В реальности это именно так. Она полностью контролирует президента и, как видится, он будет продолжать оставаться такой «подконтрольной фигурой». Она тщательно отбирала кандидатуру будущего формального лидера страны, выбор пал именно на Тхин Чжо.



Почему именно на него?

Козьма: Поиски кандидатуры «декоративного» президента оказались не такими простыми, как это кажется на первый взгляд. Слишком многим критериям это человек должен был одновременно соответствовать.

Во-первых, это должен быть человек без личных амбиций и всецело преданный Аун Сан Су Чжи. Но и «полный овощ» на этой должности не годится. Военные уже заявили, что не будут выполнять распоряжения «непонятно кого», тем более – человека, которым кто-то будет манипулировать извне.

Отсюда второй критерий: это все-таки должен быть человек, который, несмотря на отсутствие властных амбиций (даже потенциальных) что-то бы из себя представлял. По крайней мере, он должен был иметь отличное образование и хорошие манеры, обладать высоким уровнем культуры, демонстрировать свои таланты на каком-то интеллектуальном поприще, неплохо говорить по-английски. Плюс он должен своим видом внушать уважение – если не с военной выправкой, то с харизмой образованного интеллектуала.
И был еще один немаловажный момент: мьянманские политики обычно комплексуют, когда фотографируются с некоторыми европейскими коллегами. Если на встречах АСЕАН все они примерно одного роста, то рядом с многими представителями Запада мьянманцы смотрятся слишком низкорослыми. Кстати, для здешних официальных фоторепортеров есть специальное указание: фотографировать высокорослых гостей с их мьянманскими собеседниками только тогда, когда все уже усядутся в кресла. Поэтому избрание высокого президента, которого, к тому же, было бы не стыдно предъявить остальному миру как культурного интеллектуала – такой была бы достойная «сверхзадача» для Мьянмы, которая устала от малообразованных генералов с внешностью провинциальных бухгалтеров или председателей колхозов. То есть, «декоративность» президента должны были компенсировать его интеллект, хорошие манеры, высокий рост и представительный внешний вид. У Тхин Чжо весьма высокий для мьянманца рост – не меньше 6 футов (то есть, 183 сантиметра), как говорят знающие его люди.

В-третьих, этот президент должен быть по рукам и ногам связан с НЛД и всем ей обязан. То есть, теоретический разрыв с НЛД (то есть фактически с Аун Сан Су Чжи) должен быть для него чреват потерей лица и репутации.
Именно поэтому, кстати, на должность президента явно не подходил другой из рассматриваемых кандидатов - доктор Тин Мьо Вин, долгие годы бывший личным врачом Аун Сан Су Чжи. При диссидентском прошлом и всей своей известности как общественная фигура демократического лагеря он для Аун Сан Су Чжи был слишком независимым и самодостаточным – проще говоря, у него не было веревочек, за которые его можно было дергать, чтобы им управлять. А откровенное недоверие и подозрительное отношение Аун Сан Су Чжи к имеющим общенациональную известность независимым политикам демократического лагеря очень четко проявилось в ходе формирования списка НЛД для выдвижения по территориальным округам на парламентские выборы – практически ни одна подобная фигура, формально не привязанная к НЛД, в список включена не была.

Была и еще одна опасность, которую активно обсуждала мьянманская пресса. Дело в том, что даже если президент будет человеком без амбиций, его должность – это все равно центр власти, вокруг которого неизбежно будет консолидироваться определенная группа людей – президент в своей работе не может обходиться без экспертов, советников и консультантов. А значит, рано или поздно возникнет этакий «коллективный президент», когда короля начнет «играть» его окружение, в котором по определению будут амбициозные и хваткие люди. Вот этот «коллективный президент», в случае если он незаметно наберет аппаратную мощь и влияние, может в один прекрасный день «поглотить» не только формальную фигуру главы государства, но и стать центром силы, независимым от Аун Сан Су Чжи. Именно поэтому для лидера НЛД на посту главы государства требовался не только лично преданный ей человек, но и опытный бюрократ-управленец, который не позволил бы другим играть со своим именем и задушил бы идею такого «коллективного президента» в зародыше. С учетом всех этих факторов, в определенный момент для Аун Сан Су Чжи все звезды сошлись на кандидатуре по имени Тхин Чжо.


Некоторые западные СМИ заявили, что «Аун Сан Су Чжи выдвинула на пост президента страны своего водителя». Это соответствует действительности?


Козьма: Если каждый человек, который подвозит вас на своей машине, является вашим водителем – тогда да. Тхин Чжо действительно возил Аун Сан Су Чжи в трудные для нее времена. Но нужно понимать, что она с ее известностью без проблем нашла бы себе профессионального водителя из числа своих сторонников, который был бы готов работать на нее бесплатно. Тхин Чжо садился за руль машины с Аун Сан Су Чжи, поскольку считал, что если он с ней рядом, то в случае чего поможет ей избежать неприятных инцидентов.

А негативная реакция мьянманцев на заголовки о том, что «Аун Сан Су Чжи выдвинула на пост президента своего водителя», на мой взгляд, вызвана тем, что Тхин Чжо до его номинации в Мьянме практически никто не знал даже в партии – не говоря уже обо всей стране. Вся информация о его человеческих и интеллектуальных качествах исходит от Аун Сан Су Чжи, которой многие мьянманцы фанатично верят, и весьма болезненно реагируют на попытки кого-то усомниться в правильности ее слов и поступков - очень часто даже проявляют агрессию. То есть, намек на то, что президент – обычный шофер, воспринималось как атака лично на Аун Сан Су Чжи, потому что Тхин Чжо – ее персональный выбор.

Кстати, я видел, как в Фейсбуке обучающиеся в России и знающие русский язык мьянманцы обсуждали заголовок статьи в одной из ведущих российских газет – «Водитель для Бирмы». Понятно, что они не чувствовали второй смысл этой русской фразы, а в буквальном ее звучании она казалась им оскорбительной по отношению к их стране и ее лидеру.



Откуда Тхин Чжо и Аун Сан Су Чжи знают друг друга?

Козьма: Тхин Чжо на год младше Аун Сан Су Чжи. Еще их отцы поддерживали дружеские отношения, а потому он отлично знаком с лидером НЛД со школьных лет. Можно сказать, что они друзья, если это возможно в политике и при такой разнице во влиянии. Они вместе учились в престижной Английской методистской школе (сейчас это средняя школа №1 центрального янгонского района Дагон). Хотя Тхин Чжо был на два класса младше Аун Сан Су Чжи, они дружат именно со школьных лет – то есть, их хорошие отношения длятся уже более полувека. В итоге сегодня он – одни из самых доверенных многолетних друзей Аун Сан Су Чжи, при этом он никогда не «тянул одеяло на себя» и не старался не быть в центре внимания.
О степени доверия к нему со стороны Аун Сан Су Чжи говорит тот факт, что Тхин Чжо возглавляет благотворительный фонд, названный в честь матери лидера НЛД Кхин Чжи – жены генерала Аун Сана (отец Аун Сан Су Чжи – прим. «РГ»).



Вы сказали, что отец Тхин Чжо и отец Аун Сан Су Чжи были друзьями, что во многом определило дружбу двух нынешних политиков. Пару слов об отце президента, пожалуйста.

Козьма: Отец Тхин Чжо - известный писатель, поэт и общественный деятель У Вун (1909-2004). Он вошел в историю литературы под именем Мин Ту Вун. В числе предков Мин Ту Вуна (родившегося на территории нынешнего штата Мон) были моны и бирманцы, поэтому можно говорить о том, что в его сыне Тхин Чжо тоже много монской крови. Мин Ту Вун – выпускник Рангунского университета (1935), и университета в Оксфорде (1939). После возвращения из Великобритании в Рангунском университете он познакомился и подружился со студенческим лидером Аун Саном – будущим национальным героем Бирмы и отцом Аун Сан Су Чжи. В 1990 году Мин Ту Вун, уже будучи патриархом демократического лагеря, известным писателем и общественным деятелем, был избран депутатом парламента от Национальной лиги за демократию (как известно, военные власти отказались передать власть победившей на выборах НЛД и воспрепятствовали работе новоизбранного парламента). После этого его труды и литературное творчество оказалось под запретом, а сам он был лишен возможности публично выступать и преподавать. Надо отметить, что у Тхин Чжо хорошая наследственность – его отец прожил 95 лет.



Одну из главных выразительных черт нового президента Мьнямы – высокий рост – мы уяснили. Что еще интересного можно про него сказать?

Козьма: Через несколько месяцев Тхин Чжо будет отмечать 70-летний юбилей – он родился 20 июля 1946 года. Как я уже сказал, у президента много монской крови, но какой крови больше - бирманской или монской – сказать трудно (да это, наверное, и не так важно).
Первое имя Тхин Чжо, которое он получил в трехмесячном возрасте – Дала Бан (был такой знаменитый монский воин). Видимо, его отец, давая ему это имя, не только хотел подчеркнуть тот факт, что в сыне течет монская кровь, но и «запрограммировать» с помощью этого имени способность сына одерживать победы на жизненном пути. Интересно, что когда Тхин Чжо занялся литературным творчеством, он избрал себе именно этот псевдоним – Дала Бан.



Нынешний президент Мьянмы – известный литератор?

Козьма: Если честно, очень мало кто из мьянманцев когда-либо читал его литературные произведения (а он, в основном, писал рассказы и статьи). Понятно, что сейчас многие будут стремиться наверстать упущенное, а кроме того, после десятилетий правления генералов, фигура писателя на высшем государственном посту настолько востребована в обществе, что через год многие мьянманцы точно будут говорить, что они с удовольствием читали рассказы Тхин Чжо с детского возраста.
Самая известная книга Тхин Чжо – о жизни его отца, Мин Ту Вуна.



Спасибо, интересно. Где президент учился? Как дальше сложился его жизненный путь после школы?

Козьма: Тхин Чжо получил образование сначала в Рангунском университете науки и искусства (на том его отделении, которое впоследствии выделится в самостоятельный Янгонский институт экономики) со специализацией в сфере статистики. Затем короткое время работал в компьютерном центре университета. В 1971 году он был послан на учебу в университет Лондона, где изучал компьютерные технологии. Впоследствии его образование продолжилось и в Школе менеджмента Артура Д. Литтла (Кембридж, штат Массачусетс), кроме того, он стажировался в Японии. В 1975 году он получил в Рангунском университете степень магистра в сфере компьютерных технологий. В некоторых биографиях Тхин Чжо пишут, что он окончил Оксфорд (в те годы, когда он как раз получал образование в Великобритании), но, очевидно, что это ошибочная информация, появившаяся из-за того факта, что Оксфорд в свое время окончил его отец.
В Бирме Тхин Чжо работал преподавателем и делал карьеру по чиновничьей линии. Первым местом его работы после возвращения из Великобритании стало в 1975 году министерство промышленности, а через пять лет он перешел в министерство планирования и казначейства, дослужившись там в до должности заместителя директора департамента международных экономических отношений. В 1992 году он ушел с госслужбы, и с середины 1990-х годов начал принимать активное участие в деятельности Национальной лиги за демократию.

Знающие люди подчеркивают его отличное образование, несомненные литературные способности, свободное владение английским языком. Отдельно отмечается его бюрократический и преподавательский опыт, а также отсутствие стремления любой ценой привлекать внимание к собственной персоне. О Тхин Чжо обычно говорят как о культурном человеке с негромким голосом и ровными мягкими манерами. Один из его друзей рассказал журналистам, что никогда не видел его сердитым. Другой отмечает, что, находясь рядом с ним, всегда чувствуешь, что это – «надежный человек».
Примечательно, что на многих недавних фотографий он идет в шаге позади Аун Сан Су Чжи, и при этом часто разговаривает о чем-то по мобильному телефону. По словам людей из окружения Аун Сан Су Чжи, именно так, на ходу, он часто решал с лидером НЛД текущие вопросы, и потом, обладая хорошей памятью, фиксировал договоренности на бумаге.

В отличие от многих своих товарищей по демократическому движению, он практически не сидел за решеткой, но в сентябре 2000 года, после попытки Аун Сан Су Чжи с несколькими активистами НЛД (среди которых был и Тхин Чжо) отправиться в Мандалай, все-таки на четыре месяца очутился в печально известной янгонской тюрьме Инсейн. Сокамерники вспоминали о нем как о внимательном, интеллигентном и добром человеке, распределявшем приносимые ему из дома продуктовые передачи между другими заключенными.



Получается, что президент - это такой достаточно мягкий человек, лично преданный Аун Сан Су Чжи и без особых личных амбиций?

Козьма: Пожалуй, что да. Исходя из того, что я сказал, уже можно понять, насколько Тхин Чжо соответствует роли «декоративного президента», уготованного для него школьной подругой. Хотя, как мне кажется, стоит упомянуть еще об одном немаловажном факторе, который несомненно повлиял на выбор, сделанный лидером НЛД. Дело в том, что Тхин Чжо имеет высокий рост.



Это вы уже говорили, что он должен выглядеть как равный с западными политиками. Есть и другой подтекст?

Козьма: Знающие характер Аун Сан Су Чжи люди говорят, что здесь явно не обошлось без ее личной «шпильки» в адрес военных, которые фактически закрыли (по крайней мере пока) ей путь в президенты.
Главком вооруженных сил Мин Аун Хлайн даже чуть ниже Аун Сан Су Чжи, а она сама - весьма миниатюрная женщина. В результате рядом с президентом на официальных церемониях главком будет выглядеть весьма комично – как мальчик рядом со взрослым. Похоже, что Аун Сан Су Чжи так решила уязвить своих оппонентов.



Что можно сказать про «первую леди Мьянмы» - супругу Тхин Чжо? Доводилось слышать, что она очень сильно влияет на мужа?

Козьма: Не без этого, но это тема для отдельного разговора. Если брать сухие факты, то жену президента Мьянмы зовут Су Су Лвин. Она также активист НЛД со стажем. В 1970 году закончила в Рангуне среднюю школу. Су Су Лвин – лингвист по образованию, причем, она гордится тем, что английский язык ей довелось изучать у британских профессоров, приехавших в страну по линии Британского Совета. В годы военного режима она работала в неправительственной организации, осуществлявшей образовательные проекты. Со времени довыборов 2012 года она является депутатом нижней палаты парламента (Пьиту Хлюто) от НЛД, и недавно, после начала работы парламента нового созыва, была избрана на должность главы парламентского комитета по международным делам.



Еще одна небольшая просьба. Мьянма для нас, к сожалению, не очень хорошо известная страна. Насколько я понял, часто наши СМИ путаются в именах ведущих политиков, в некоторых фактах. Могут одного и того же человека выдать за двоих, указав разные транслитерации одного и того же бирманского имени. Если не сложно, помогите нам, пожалуйста, и назовите имена наиболее важных фигур в руководстве Мьянмы и политических кругах.

Козьма: Можно сказать, что Аун Сан Су Чжи постаралась максимально облегчить жизнь тем людям, кто пишет про Мьянму – она заняла сразу четыре министерские должности: глава МИДа, министерств энергетики и образования, а также стала министром президентского офиса. Последняя должность особенно важна: в Мьянме нет премьер-министра, а главой исполнительной власти является президент. То есть, министр президентского офиса (если не брать в расчет фигуры вице-президентов, у каждого из которых своя специфическая сфера ответственности) – фактически второй человек в гражданской бюрократической иерархии страны. Кстати, судя по недавней законодательной инициативе НЛД, специально для Аун Сан Су Чжи депутаты готовы ввести еще одну особую должность с широкими полномочиями – «государственного cоветника», которая, судя по высказываниям экспертов, позволит Аун Сан Су Чжи сохранить контроль над парламентом даже после сложения с себя депутатских полномочий в связи с переходом на работу в правительство.

Именно поэтому, с учетом того, что Аун Сан Су Чжи последовательно воплощает в жизнь свое намерение быть «выше президента», о формальном главе государства Тхин Чжо и о главкоме вооруженных сил страны Мин Аун Хлайне, говоря о Мьянме, видимо, следует упоминать не в первую, а во вторую очередь.

Что касается фигур вице-президентов, то их двое: военных представляет генерал Мьин Све, а второй вице-президент - представитель народности Чин христианин Генри Ван Тхио, который также представляет теперь уже правящую НЛД.








Recent Posts from This Journal

У вас был очень интересный собеседник. Если будет возможность и время, периодически держите нас в курсе бирманских дел. Чувствую, скучно у них там не будет.
Спасибо. Он действительно очень много знает и интересно рассказывает. Книга его вышла. Вот его жж http://dragon-naga.livejournal.com - там больше про Мьянму, зафрендите - не пожалеете. Случайно наткнулся на его ЖЖ, вот с тех пор и слежу ))) А раньше для меня, что Маврикий, что Мьянма ))) Интереснейшая страна, а сейчас вдвойне будет интересно.
Жаль, хорошая бы была статья
Я вот тоже так подумал... И про жену президента там очень интересно, выставлю скоро...