Скандал о военной помощи Южной Кореи Эмиратам в обмен на контракты по АЭС - продолжение

Как выясняется, скандал очень занимательный и поучительный. Вскрываются новые подробности, которые грозят очень сильным штормом - в первую очередь для тех, кто управлял Кореей при Ли Мен Баке и Пак Кын Хе. Но и в целом такой занимательный "коллаж" получается....





Ситуация следующая: 8 января в Сеул прилетает из ОАЭ "уважаемый человек" - доверенное лицо крон-принца, руководитель кучи фондов ОАЭ Халдун Халифа Аль-Мубарак. Судя по подходу, арабы попытаются уговорить Сеул оставить в силе обязательства, которые Корея надавала по оказанию военной помощи ОАЭ. СМИ Кореи бушуют и выяснили, что было несколько договоров. Есть подозрения, что Сеул согласился не только спецназ ОАЭ готовить, но и шейхов ОАЭ охранять и даже в случае войны помогать. Учитывая тесные связи Сеула как с Израилем, так и с Ираном, которые не особо дружат с ОАЭ, то логичный вопрос: "А оно Корее надо?" Судя по подходу предыдущих правительств (если верить СМИ), то надо, если за за большие деньги. Тем более что официальных опровержений не поступает, а ответ всегда один: "ОАЭ попросили сохранить все в секрете, не можем раскрыть содержание договоренностей". Нынешнее правительство Кореи теперь пытается и по-тихому "слить" самые опасные обязательства, но одновременно не поссориться с ОАЭ и контракты сохранить. США, похоже, тоже не шибко рады от такой прыти союзника в сложном регионе....


Посмотрим, чем закончится. Подробности - в заметке ниже. Постараюсь следить за этим скандалом...


Эмираты постараются уговорить Сеул не отказываться от военной помощи ОАЭ
Олег Кирьянов (Сеул)

8 января в Южную Корею пребывает доверенное лицо наследного принца Объединенных Арабских Эмират (ОАЭ) Халдун Халифа Аль-Мубарак. Хотя причина визита держится в тайне, но пройдет он на фоне разгоревшегося скандала, когда выяснилось, что при предыдущих правительствах Сеул в обмен на выгодные контракты по строительству АЭС наобещал ОАЭ военную помощь, вплоть до возможной поддержки в ходе войны. Как выяснили СМИ, теперь Южная Корея пытается отказаться от обязательств, не желая быть втянутой в ближневосточный клубок противоречий, тогда как Эмираты пытаются заставить Сеул сохранить договоренности, угрожая экономическим ущербом для корейских компаний.
Разгоревшийся несколько недель назад скандал о секретной военной помощи Южной Кореи Объединенным Арабским Эмиратам является сейчас, пожалуй, наряду с межкорейскими переговорами главной темой для местных СМИ. А потому внезапный приезд Халдун Халифа Аль-Мубарак, который занимает целый ряд влиятельных постов в ОАЭ и является одним из ближайших помощников наследного принца Абу-Даби Мухаммада бен Зайд Аль Нахайяна, привлек сразу же повышенное внимание СМИ и экспертов.
Впрочем, арабскому политику и бизнесмену не позавидуешь: несмотря на свои титулы и влияние его ждет очень непростой визит. То же самое можно сказать и о южнокорейском правительстве во главе с президентом Мун Чжэ Ином. Несмотря на явные попытки «замять» скандал, ссылаясь на просьбы ОАЭ держать все в секрете, корейские СМИ и политики уже почти полностью восстановили картину достаточно рискованных обязательств, которые взял на себя Сеул перед Абу-Даби.
Если обобщить то, что смогли найти за последние несколько дней журналисты, то вся история уходит корнями еще в 2006 г., когда при корейском правительстве Но Му Хене между ОАЭ и Республикой Корея (РК) был заключен договор о военном сотрудничестве. Однако конкретно этот договор является открытым и не стал поводом для скандала и был благополучно продлен в мае прошлого года еще на 10 лет.
Интересные события стали происходить в 2009 г. при корейском президенте Ли Мен Баке, когда в декабре того года РК неожиданно получила контракт на строительство в ОАЭ четырех атомных реакторов. Сумма сделки тогда составила более 20 миллиардов долларов и была преподнесена как большая победа «энергетической дипломатии Ли Мен Бака».
Но, как оказалось, параллельно с контрактом Сеул по настоянию Абу-Даби обязался оказать ОАЭ самую широкую военную и военно-техническую помощь. Точное содержание обязательств до сих пор даже нынешнее правительство РК отказывается разглашать, но уже точно известно, что апреле-октябре 2010 гг. РК и ОАЭ подписали одно соглашение и три меморандума о взаимопонимании по сотрудничеству в военной сфере.
С января 2011 года в ОАЭ действует состоящее из 150 бойцов подразделение спецназа Сухопутных войск Вооруженных сил Республики Корея под названием Akh Unit. Формальные цели пребывания спецназа Кореи на территории ОАЭ - "сотрудничество и обмены в сфере обороны и защита находящихся на территории ОАЭ граждан Республики Корея". Уже тогда даже представители правящего лагеря долго требовали от правительства раскрыть содержание договоренностей, угрожая не утверждать законопроект о направлении спецназа РК в ОАЭ. Но окружение Ли Мен Бака, которое поставило на все соглашения гриф «секретно», отказалось обнародовать содержание договорённостей и в итоге «продавило ратификацию» отправки спецназа.
Совсем недавно журналисты телеканала SBS выяснили, что в 2009 г. при обсуждении проектов документов о военном сотрудничестве в ОАЭ в течение девяти дней дважды летал министр обороны РК Ким Тхэ Ён, а в одной из поездок его тайно сопровождал заместитель Объединенного командования силами ВС РК и США на Корейском полуострове корейский генерал Хван Ы Дон. Что интересно, Хван тогда летал в ОАЭ в обстановке полной секретности, не уведомив об этом своего непосредственного начальника – генерала США, который возглавляет объединенное командование. Это дало повод для спекуляций, что Сеул согласился на такую военную помощь ОАЭ, которая явно не понравится США.
Как признают источники в военном и дипломатическом ведомствах Южной Кореи, с тех пор ОАЭ постоянно давили на Корею, требуя от Сеула обязательств о самой широкой военной помощи, вплоть до автоматического участия на стороне ОАЭ в случае войны Эмиратов с другой страной. Экс-министр обороны Ким Тхэ Ён недавно под давлением «насевших» на него депутатов парламента признал существование соглашений (не вдаваясь в детали конкретных обязательств) и сказал, что «ОАЭ требовали обязательств по 40 направлениям, включая очень рискованные для нас действия».
Сеул как мог сопротивлялся, не желая втягиваться в ближневосточный клубок, но уже при президенте РК Пак Кын Хе в декабре 2013 г. две стороны заключают меморандум о взаимопонимании (по другим данным – договор) о военной и транспортной помощи. Документ снова засекретили и не дали ознакомиться с ним депутатам. Однако сразу несколько южнокорейских СМИ, ссылаясь на различные источники, сообщили, что этот договор предусматривает обязательство оказывать военно-транспортную помощь в случае «чрезвычайной ситуации». Появилась информация, что по соглашению южнокорейский спецназ Akh Unit обязан не только заниматься военными обменами и охраной своих граждан, но и подгтовкой спецназа ОАЭ, а также охраной шейхов этой страны в случае войны.
Примечательно, что в октябре 2016 г. Южная Корея снова получила дополнительные контракты не только по строительству, но дальнейшей эксплуатации и обслуживанию АЭС в ОАЭ на астрономическую сумму – 54 триллиона вон или более 50 миллиардов долларов.
Как утверждают СМИ, это все стало полным сюрпризом для правительства президента РК Мун Чжэ Ина, который пришел к власти лишь в мае 2017 г. Изучив содержание договоренностей, в правительстве РК пришли к выводу, что они не могут исполнять как минимум часть из них. Как заявил телеканал SBS, самая большая проблема в том, что договоренности с ОАЭ должны пройти процедуру утверждения в парламенте, чего не было сделано. А взятые обязательств по военно-логистической и военной помощи нельзя проводить документами уровня, где не требуется согласие парламента. По сути, как указали несколько депутатов, договоренности нарушают конституцию Кореи, а потому не могут быть действительными. Нынешнее правительство РК отказывается вдаваться в подробности, но постоянно ссылается, что вынуждено “по просьбе ОАЭ сохранять все в секрете”.
В ноябре прошлого года ОАЭ посетил министр обороны РК, а в декабре – помощник президента Южной Кореи. По информации СМИ, которую не подтверждает, но и не опровергает администрация президента РК, до арабов было доведено, что Сеул не может исполнять как минимум часть обязательств, так как они противоречат конституции. Кроме того, как отмечают в Сеуле, у ОАЭ есть соглашения о сотрудничестве с Израилем, с Турцией. Одновременно Южная Корея очень активно сотрудничает с Тегераном. А у ОАЭ очень непростые отношения с рядом соседей по региону, включая Иран и Израиль. В этой связи может случиться, что Сеул, если будет исполнять договоренности, может втянуться в совершенно ненужный ему конфликт на Ближнем Востоке на стороне ОАЭ. Есть и фактор США, которые, судя по слухам, тоже явно не в восторге от такой “прыти” и “широкой души” их союзника, который наобещал слишком много и еще больше запутал и так крайне сложную «ближневосточную геополитическую мозаику».
Однако когда министр и помощник президента РК попытались все объяснить это в Абу-Даби несколько недель назад, то их встретил очень холодный прием. Источники в военном ведомстве и администрации президента РК утверждают, что руководство ОАЭ заявило, что Корея, если считает себя цивилизованной страной, должна исполнять договоры, даже после смены президентов. Корейским чиновникам также дали понять, что в случае неблагоприятного исхода могут сильно пострадать интересы корейских компаний в ОАЭ.
Вот на фоне всего этого бушующего в Корее скандала в Сеул прилетает доверенное лицо наследного принца ОАЭ Халдун Халифа Аль-Мубарак. Хотя арабы явно надеются, что смогут «уговорить» корейцев не отказываться от обязательств, но это будет сделать крайне непросто. Во-первых, в связи с поднявшейся шумихой рано или поздно правительство заставят раскрыть содержание договоренностей. Ряд депутатов уже заявили, что по закону даже договоры с грифом «секретно» депутаты имеют право изучать, если документы требуют ратификации. Во-вторых, очевидно, что и новое правительство Южной Кореи не хочет брать на себя опасных обязательство на Ближнем Востоке, когда Корею могут помимо ее воли втянуть в очень серьезный конфликт. С другой стороны, есть астрономические контракты и вопрос доверия с Эмиратами. Это все наверняка пострадает, если Сеул решить решить аннулировать или сильно сократить свои военные обязательства перед ОАЭ.
Так или иначе в корейских СМИ уже открыто были озвучены предупреждения в адрес арабского политика: «Вне зависимости от того, кто к нам прилетает, ничего не изменится. Это вопрос национальных интересов, где мы должны все решать сами, без чьего-либо давления». Политологи же прочат еще более грандиозный скандал, если содержание обязательств РК перед ОАЭ обнародуют. Больше всего пострадает нынешняя консервативная оппозиция в лице Свободной партии Кореи. Ведь именно ее представители – Ли Мен Бак и Пак Кын Хе – добивались получения контрактов на строительство АЭС и согласились активизировать сотрудничество с ОАЭ в сфере обороны и безопасности несмотря на очевидные потенциальные проблемы для Сеула.

Recent Posts from This Journal

Рискну поправить - нет такой должности наследный принц ОАЭ. Равно как нет эмира ОАЭ.
В ОАЭ есть президент.
Есть эмиры и, соответственно, наследные принцы Абу Даби, Дубая и пяти остальных эмиратов, входящих в ОАЭ.

спасибо, я тут не специалист, могу ошибаться. Я взял, как представляли гостя в СМИ Южной Кореи - доверенное лицо крон-принца... Иногда ОАЭ, иногда Абу-Даби... Похоже, что сами не могли определиться. Если сможете помочь, как правильно представить этого товарища (Халдун Халифа Аль-Мубарак), а заодно "наследного принца", то буду благодарен,