Итоги парламентских выборов в Южной Корее

Вчера состоялись 20-е выборы в парламент Южной Кореи. Итоги оказались весьма неожиданными. Немного про них, если вдруг кому-то эта тема интересна…




Буду отталкиваться от своей же уже написанной заметки. Просто добавлять комментарии.
Для начала сухие факты
Проголосовали – 58 % избирателей (это на 3,5 % выше, чем на предыдущих в 2012 году)
Выборы проходили по смешанной системе: 253 мандата распределяются по мажоритарной системе, а остальные 47 – по пропорциональной. Всего, получается, 300 депутатов, так что считать удобно

Итоги (в скобках для сравнения – итоги предыдущих выборов)
1. Демократическая партия Тобуро (это оппозиция) 123 мандата (110 по округам + 13 по пропорциональной системе (в 2012 г. – 127)

2. «Сэнури» (правящая) – 122 (105 + 17) ( 2012 г. – 152)

3. Народная (оппозиция) – 38 (25+13) (2012 – ее не было, она вышла из состава демократов)


4. Партия справедливости (оппозиция) – 6 (2+4) (не было)

5. Независимые кандидаты – 11 (11+0) (2012 г. – 3)

Главный вывод очевиден: правящая партия проиграла, чего мало кто ожидал. Многие предполагали, что они не смогут в итоге набрать большинство (то есть 151 и более), но чтобы «сдали» первое место – никто не предполагал. Все опросы давали ей первое место… Вот цена опросам, но про это позже…

Ниже идет статья с комментариями…

"Народный суд" наказал правящую партию Южной Кореи

Центральный избирательный комитет Республики Корея подвел окончательные итоги состоявшихся вчера в Южной Корее 20-х парламентских выборов. По итогам выборов больше всего мандатов получила оппозиционная Демократическая партия «Тобуро», которая теперь будет иметь 123 депутата в 300-местном Народном собрании (парламенте). На одно место меньше у правящей «Сэнури». Третье место заняла созданная два месяца назад оппозиционная Народная пария – 38 мандатов. 6 мест завоевала «Партия справедливости» и 11 мандатов у независимых кандидатов. Результаты стали обескураживающими для правящей партии, которая до этого имела большинство в парламенте. Руководство «Сэнури» во главе с ее председателем Ким Му Соном уже подало в отставку.

Проводившиеся накануне выборов опросы общественного мнения в очередной раз показали, что они часто ошибаются. До этого никто не сомневался, что «Сэнури» получил больше всего мандатов, но вопрос был, сможет ли она сохранить большинство. Результаты же оказались такими, что газеты сегодня пестрят следующими заголовками: «Разгром правящего лагеря», «В парламенте правящий лагерь в меньшинстве», «Неожиданно и хуже, чем в кошмарном сне». Даже симпатизирующие правящему лагерю издания отмечают, что «Народный суд оказался суровым и беспощадным к правящей партии», «Опять убедились, что на народ нельзя смотреть сверху вниз»…

Ну, про опросы, кстати… Мне некоторые корейцы говорили, что при таких предварительных опросах сейчас люди стали намеренно врать, говоря, что поддерживают правящий лагерь. Якобы опасаются «репрессий». Я, честно говоря, не верил в такое. Так как «не те времена и вроде бы не та страна»… Но вот факт остается фактом, что опросы врут, давая правящему лагерю победу… Эти ошибки – за пределами погрешностей. По некоторым ключевым кандидатам просто было катастрофические провалы предварительных опросов. Кстати, экзит-полы тоже давали картину, что Сэнури побеждает в целом , но была оговорка, что в 88 регионах разница слишком мала… Вот такая вот ситуацию. Правда надо отметить, что уже далеко не первый раз, когда опросы проваливаются…


Если смотреть на сухие цифры, то положение «Сэнури» отнюдь не катастрофическое. Она имеет 122 мандата, уступая «Тобуро» лишь одно место.

В газетах везде «разгром», «поражение», «крах правящей партии»… Но это все относительно и на фоне завышенных ожиданий, а также того, что было до этого, а также привычки, что «Сэнури» контролирует парламент долго. Сэнури продолжает оставаться фактически №1-2, деля это место с «Тобуро». А так как сразу же после голосования обычно начинаются иски за нарушение правил и ряду депутатов неуклонно приходится складывать мандаты, то «Сэнури» может и стать № 1 (разница лишь в 1 голос), но сути все же не меняет – общий проигрыш, хотя, повторюсь, это отнюдь не то, что «Сэнури» уходит в небытие. У нее свой электорат, который за последние 10-15 лет и президентов двух от консерваторов (Сэнури – консерваторы, более проамериканские, антисеверокорейские, и больше за бизнес и зажиточные слои – это так, очень приближенное описание) привели и парламент контролировали (до нынешних выборов). Так что – проиграть-то проиграли, но не так, чтобы «туши свет – бросай гранату».

Но если вспомнить, что в предыдущем составе парламента у «Сэнури» было 152 места и гарантированное большинство, то теперь ситуация совсем иная. Даже если в партию вернутся отколовшиеся от нее и победившие в своих округах ее бывшие члены, все равно «Сэнури» не получит большинства. А остальные представленные в парламенте партии гораздо ближе друг к другу, чем к правящей. Так что в Корее впервые за 16 лет вернулась ситуация, когда в парламенте руководит оппозиция.

В «Сэнури» был раскол накануне выборов. Слишком много мест в «гарантированных регионах» (это юго-восток страны – Тэгу и провинция Северная Кенсан, а также отчасти Южная Кенсан) отдали пропрезидентской фракции, а в Сэнури хватает и тех, кто на Пак Кын Хе и ее людей косо смотрит (в основном либо фракция бывшего президента Ли Мен Бака либо молодежь), в итоге многие и решили выйти из партии и баллотироваться как самостоятельные. Вот поэтому так сравнительно и много победивших независимых. Думаю, что почти все, кто откололся от «Сэнури» накануне выборов и сумел избраться, в итоге вернутся в «Сэнури», получив себе хорошие условия. Но в целом критерий «победа-поражение» для Сэнури был «сможет- не сможет получить большинство» в новом парламенте. Даже с независимыми (а там не все и – бывшие члены «Сэнури») она не получит большинства, значит проиграла…


Аналогичный разгром «Сэнури» потерпела в 2004 г. и тогда тоже говорили про «народный суд». Тогда пользовавшаяся большинством партия, которая предшествовала «Сэнури», инициировала импичмент президенту Но Му Хену, добилась его временной отставки, но затем получила ответ – на выборах корейцы дружно проголосовали против нее, хотя, конечно, это все равно не тот случай, когда партия исчезла. В чем-то схожая ситуация и сейчас. Правящий лагерь получил пощечину от народа – иначе и сказать. При этом следует учитывать, что оппозиция раскололась на «Тобуро» и Народную партию. Во многих регионах кандидаты от оппозиции конкурировали друг против друга, облегчая борьбу правящему лагерю, но это не помогло.

Впрочем, как сказано, оппозиции было не легче, а даже тяжелее, чем победа и значимее. Откололась Народная партия за два месяца, она увела значительное число мест в тех регионах, которые демократы считали своими. Вот картинка распределения. Синие – «Тобуро», красные – «Сэнури» (правящая), зеленые – Народная, желтые – Партия справедливости, серые – независимые. Сразу видно, за кого какой регион. Тут не надо особое внимание на площадь обращать. Все зависит от плотности населения. Только в столичном регионе (Сеул+Инчхон+провинция Кенги) было почти половина мандатов (122 из 253). Так что столичный регион был очень важным. А доминирование красных кажется во многом потому, что они взяли часто малонаселенные места, где мандатов немного.




Причин поражения «Сэнури» несколько. Многие политологи говорят, что партия действительно стала считать, что обеспечила себе комфортное лидерство, решив, что симпатии народа у нее в кармане.

На это уже многие жаловались, что, мол, как «короли стали». Сильно многие критикуют и Пак Кын Хе – авторитарный стиль и прочее.

Сыграла свою роль и внутрипартийная борьба. Накануне выборов среди выдвинутых от партии кандидатов доминировали сторонники пропрезидентской фракции, что заставило значительное количество влиятельных фигур выйти из «Сэнури» и пойти как независимые кандидаты. Многие из них смогли победить в своих округах.

Про это уже было сказано. Независимые во многом доказали, что зря их подвинули.

Кроме того, корейцы показали высокий уровень политической активности – 58 %, что на 3,5 % выше, чем на всеобщих выборах 2012 г.

В Корее теперь можно и досрочно голосовать, что позволило повысить явку. 8-9 апреля можно было проголосовать на любом участке, а потом бюллетень в запечатанном виде доставляли ко дню выборов на твой участок. Удобно, кстати, так и смогли процентов на 5 поднять… Ну и кампания была такая запоминающаяся: «Знаете цены своему голосу? – 370 миллионов вон! (330 тысяч долл – но с цифрой могу наврать, большая была) Не выбрасывайте деньги- проголосуйте!» (сумму бюджета умножили на 4 (количество лет, когда нынешний состав парламента будет) и разделили на число имеющих право голоса), так и получили «цену вашего голоса».

Если брать региональное распределение, то видно, что «Сэнури» вчистую проиграла столичный регион, отдав около 70 % мест оппозиции. А только в этом регионе на кону более трети мандатов.


В заметке ошибка – про «треть». Я посчитал тогда от 300 мест, а надо реально от 253, то есть 122 от 253 – почти половина. Потому Сеул и окрестности (Инчхон, города-спутники Сеула, провинция Кенги) так и важны. «Тобуро» проиграла свой юго-запад, отдав его в значительной мере «народникам», но наверстала в столице, что удар для «Сэнури». Тобуро получила около 70 %, тогда как Сэнури лишь 25 или 28 % (остальные партии вообще лишь три мандата в Сеуле взяли). У Сеула есть свое региональное деление (север в основном за демократов (там победнее люди живут), юг – Каннам – за Сэнури, там богатые), но вот теперь пролет для правящей.


Вот видно, как разошлись мандаты в Сеуле



Кроме того, даже в «своем» регионе – на юго-востоке – у «Сэнури» были отобраны несколько мест.
>
Да, это как бы значимые поражения. Хотя эти регионы для Сэнури по-прежнему «свои» , но в целом отдали 9 мест оппозиции, да еще и независимые (из бывших своих) забрали.


Впервые с 1985 г. в главном оплоте «Сэнури» городе Тэгу в одном из округов произошло немыслимое – победил представитель оппозиции, не говоря об отошедших к независимым политикам мандатах, но там в основном это бывшие члены «Сэнури».

В Тэгу, чтобы взяла именно оппозиция, при до сих пор существующем в Корее сильном политическом регионализме… Ну не знаю, по немыслимости это как бы депутат-гей выиграл бы выборы в Дагестане. Сравнение так себе, но степень немыслимости произошедшего показывает. Правда тот выигравший в Тэгу - не совсем чужой: выходец из того региона (имя победившего – Ким Бу Гём), раньше был в правящей партии (предшественнице Сэнури), но все же до этого уже дважды в столичном регионе выигрывал как представитель оппозиции, так что тут он явный оппозиционер, но смог взять место в Тэгу.
Впрочем схожие примеры есть и в оплоте оппозиции. В провинции Южная и Северная Чолла по одному мандату взяла правящая, что тоже, мягко говоря, «очень необычно». Но там надо разбираться в реалиях именно тех мест. Наверняка там есть веская причина, скорее всего заключающуюся в конкретном кандидате.

В столице даже в традиционном оплоте «Сэнури» в административном округе Каннам и ряде других районов, где живут обеспеченные граждане, традиционно голосующие за консерваторов, даже там «Тобуро» смогла забрать себе мандаты.

Ради объективности, надо отметить, что в некоторых случаях новая «нарезка» округов помогла, где сделала менее очевидным деление – бедные-богатые. Но все равно, «Сэнури» однозначно проиграла столицу, что и предопределило общий исход.

Символической и показательной оказалась победа «Тобуро» в центральном столичном округе Чонно, который называют за его важность «избирательный округ № 1 Республики Корея». В нем в принципиальной схватке сошлись два «тяжеловеса» - бывший мэр Сеула О Се Хун от «Сэнури» и ведущий политик «Тобуро» Чон Се Гюн. Хотя все предварительные опросы общественного мнения показывали, что скорее всего с заметным преимущество победит О, но итог был противоположный. Мандат получил оппозиционер Чон Се Гюн, причем победа у него была с серьезным преимуществом.

Это, пожалуй, одна из наиболее заметных ошибок предвыборных опросов. Они показывали, что О Се Хун выиграет с преимуществом в 15-20 %, а выиграл Чон Се Гюн с преимуществом (если не ошибаюсь) 12%, но точно он более 50 % получил.

Другой новый феномен и результат выборов – появление на политическом небосклоне Южной Кореи третьей реально влиятельной партии – Народной, во главе которой стоит бизнесмен прогрессивной направленности Ан Чхоль Су. Партия его была сформирована лишь два месяца назад, но добилась очень неплохого результата -38 мандатов. Сам Ан накануне говорил, что «задача минимум – 20 мест, наши максимальные мечта – 40 мандатов». Похожи, что мечты Ана почти сбылись. Его партия теперь может сформировать независимую фракцию в парламенте.

Вот народники, к которым ушли некоторые из «Тобуро» и часть из «Сэнури», и взяли себе всю провинцию Южная Чолла, половину Северной Чоллы и полностью город Кванчжу. Это все на юго-западе. Впрочем, «народная» опередила «Тобуро» по популярности как партия: Сэнури – получила 33,5 % голосов (17 мандатов по пропорциональному), Народная – 26,7 % (13 мандатов), «Тобуро» - 25,6 % (13 %), Партия справедливости – 7,2 % (4 мандата). То есть поддержка у «народников» есть…

Важно для «народников» и другое. Они неожиданно стали тем самым «довеском» в парламенте, от которого будет зависеть очень многое. «Тобуро» и «Сэнури» имеют практически одинаковое количество мандатов, а добавление 38 голосов от Народной партии позволяет сформировать большинство. То есть «народники» смогут временами добиваться больших уступок для себя. Залогом успеха Народной партии стала победа на юго-западе страны – в провинции Южная и Северная Чолла, городе Кванчжу, которые раньше были «вотчиной» оппозиционной «Тобуро».

Про это выше сказано. А сейчас уже «народники» смогут проявить себя, когда будет решаться, от какой партии будет спикер парламента. У тут исход голосования могут решить именно «народники» - casting vote…

Впрочем, эта «региональная ограниченность» является и слабостью Народной партии. За пределами юго-запада они смогли получить лишь два мандата – в Сеуле, что показывает их слабое место.

Тут еще другая потенциальная слабость для народников. Не исключено, что «Тобуро» (если они в итоге вновь не объединятся в единую оппозиционную партию, что пока маловероятно) начнет возвращать себе «свой» юго-запад, откуда их вытеснили «народники». В целом ситуация весьма неожиданная – получается из «своих регионов» у «Тобуро» только их любимый курорт Чечжу (но в той провинции лишь три мандата), часть Северной Чоллы и столица. Столица – очень меняющий свои предпочтения регион… Народники, как было сказано, смогли взять в Сеуле лишь два мандата. Один – это сам Ан Чхоль Су (ну, там было все ясно, он уверенно выиграл), а второй едва-едва выиграли, да и тот, кто выиграл, он в прошлом – из правящей «Сэнури».
Пока у Народной для начала результаты очень хорошие, но потенциальных опасностей много. В том числе и для планов Ана по поводу президентства – надо закрепляться в столице как минимум. А юго-запад дружной поддержкой Ана меня немного удивил. Как-то там фото видел (в Чолла!) над одним из ресторанов: «Собакам, Ан Чхоль Су и членам Сэнури вход воспрещен!», но, видно, это был нетипичный (если судить по результатам выборов) ресторан ☺



Вернулась в политику и Партия справедливости: два мандата по мажоритарному принципу и еще четыре по пропорциональному, что дает им в итоге шесть голосов. Учитывая наиболее левые из всех политических партий взгляды «справедливых», они явно будут голосовать в блоке с оппозицией.

Если не ошибаюсь, то там собрались сторонники разогнанной Прогрессивной партии (хотя могу и ошибаться, так как не очень важно). Эти выступили просто «нормально». Они говорили, то возьмут 10-11, им говорили, что «максимум 3-4», но получили 6. Не сенсация, но неплохо для них…


По мнению ряда экспертов, против правящего лагеря сыграли и ряд шагов правительства и президента, которые были расценены как попытка вмешательства в выборы. За несколько дней правительство попыталось разыграть «северокорейскую карту», сделав неожиданный вброс в СМИ про несколько инцидентов с побегами представителей КНДР. Президент Пак Кын Хе посетила некоторые регионы, где ожидалась особенно острая борьба между кандидатами от «Сэнури» и оппозицией. Пак сделала и ряд заявлений, где хотя не говорила прямо, но было понятно, кого она поддерживает.

Сейчас даже консервативные СМИ вспоминают это Пак, которая сказала, что хочет, чтоб «народ устроил суд для демократов». Народ услышал и устроил суд, но для правящей. А у Пак все теперь сложно, но об этом чуть попозже…


Если, как утверждают оппозиционные СМИ, действительно имело место попытка правительства оказать влияние, то это в очередной раз сыграло против подобных политтехнологов. Для корейских избирателей подобные «вбросы» как красная тряпка для быка, это заставляет их голосовать как раз «назло» тому, к чему их пытаются подтолкнуть. Такие трюки проходили в 1970-80-х гг., но теперь это лишь вредит.

В 2010 г, накануне выборов в местные органы власти был схожий вброс в стиле времен Пак Чжон Хи. За несколько дней до выборов обнародовали результаты по «Чхонану», где обвинили во всем Пхеньян. Думали, что сработает логика старых лет: «напряженность с Севером выгодна для консерваторов Юга, потому надо нагнетать». Но это уже набило оскомину и многие мои знакомые корейцы именно поэтому тогда решили: «А вот тогда буду против правящего! Не потому, что люблю КНДР, а потому что хватит нас за ослов держать!» Похоже, что урок не выучен и все эти истории «случайно» опять перед выборами озвучили. С побегом официанток могу поверить, что «так совпало», но необычно было, что сразу в СМИ это вбросили, а тут выборы…


Много разговоров теперь про будущее президента РК Пак Кын Хе, которой осталось находиться у власти менее двух лет. Понятно, что многие из ее инициатив, которые она собиралась «продавить», используя большинство «Сэнури» в парламенте, будет заблокированы. А сам парламент в целом сделает все возможное, чтобы напомнить лидеру, что «императорский стиль правления», в котором ее обвиняли в последнее время, неприемлем. Высока вероятность, что Пак теперь превратится в «хромую утку», когда не будет иметь большого влияния на внутреннюю политику.

Это явно удар для Пак. Сегодня даже консервативный телеканал прошелся по Пак. Показав, как ее свое окружение захваливает. Один из примеров: Пак недавно было с визитом в Мексике. Посол Кореи в Мексике потому пишет, что она там замечательно говорит по-испански, «лучше меня» (а он 10 лет прожил в испаноязычных странах). А чем Пак так поразила – сказала по-испански «большое спасибо!» и еще ряд других похожих примеров. И сказали журналисты по сути: «Ну, ребята, если лижите, то лижите умело, а то совсем грубо!» И другой посыл: «Она же женщина, любит комплименты, окружила себя одними подхалимами, может и сама стала верить в свою непогрешимость, а с народом так не пройдет!».
В целом недовольство по поводу того, что Пак инакомыслие не терпит, гайки закручивает, только по-своему пытается делать и т.п. слышал с разных сторон, но как бы в окружении больших начальников всегда критиков не так много, но, похоже, что тут «чаша народного терпения переполнилась».


Многие правда голосовали по принципу «против Сэнури – значит против Пак, тогда мы против Сэнури!» И в целом, не скажу, что исход выборов не потому, что оппозиция такая хорошая, а потому, что решили правящую партию проучить и многие «наелись», да и как бы уже долго те там сидят (у власти), вот народ затребовал перемен. А Пак теперь будет трудно что-либо протащить через парламент, а запланированных ею законопроектов была куча. Теперь ей придется забыть о них.
Не стоит также интерпретировать в том стиле, что «корейцы выразили вотум недоверия политике Сеула в отношении Северной Кореи». КНДР – вообще не была темой для этих выборов. Посыл был: пора дать шанс другой силе, а основное недовольство было по экономике, стилю управления, разговор вокруг КНДР тут погоды не делала. По Северу (ИМХО) южане достаточно в сторону ужесточения качнулись и сами по себе.


Корея же теперь начнет подготовку к президентским выборам. Казавшимся еще совсем недавно безнадежным положение оппозиции теперь совершенно иное. Показательно и голосование по партийным спискам. «Сэнури» получила около 36 %, тогда как «Тобуро» и Народная партия – по 26-27 %, а Партия справедливости оставшиеся 8-9 %.

Выше уточнил, но повторюсь, что показатели тут несколько иные: 33.5 % - 26,7 (Народники) – 25,6 (Тобуро) – 7,2 (справедливости).


Учитывая, что все три оппозиционные партии гораздо ближе друг к другу, чем к «Сэнури», то это радикально меняет картину. Оппозиция имеет реальные шансы провести и своего президента, хотя понятно, что за это время может многое измениться, а по поводу нового парламента тоже может наступить разочарование народа, как уже неоднократно бывало.

Правда тут многое еще может измениться. Опять же Тобуро и Ан Чхоль Су (Народная партия) могут так и не найти общего языка. Ан будет пытаться пойти кандидатом на президентских выборах (в конце декабря 2017), это явно. На выборах 2012 г. он уже уступил место кандидату от демократов, но тот проиграл. Как бы пора Ану теперь. Но многие из демократов не любят Ана, да и в его окружении хватает тех, кто не жалует «Тобуро». Ан тоже явно хочет дистанцироваться от Тобуро, показывая себя как «новую волну». Но у него (как стало очевидно в 2012 г.) проблемы со своей командой (правда теперь есть время собрать), нет мощного партийного ресурса, равного «Тобуро»… Да и даже если пойдут единым лагерем «Тобуро» + народники, то часть электората может вернуться к «Сэнури». Ан пытается играть и на поле консерваторов, получается не очень пока.. Но кое-кого привлек, но они в любом случае за демократов не будут голосовать. Да и времени еще достаточно до президентских выборов. А в Корее постоянно президентские выборы еще более интересны, чем парламентские… В общем, все еще пока покрыто туманом, но точно, что президентские выборы 2017 г. будут интересными ☺

Между тем
Согласно данным ЦИК РК, самой напряженной оказалась борьба в округе Пупхён в городе Инчхон. Исход голосования оставался неизвестен вплоть до подсчета последней урны с бюллетенями. В итоге с разницей всего лишь в 26 голосов победу одержали представитель правящей «Сэнури» Чон Ю Соп. Самая уверенная победа была зафиксирована также у представителя «Сэнури» в избирательном округе уезда Санчжу провинции Северная Кенсан. Представитель правящей партии Ким Чжон Тхэ победил с перевесом в 60 851 голос.

Еще пара фактов: самый молодой депутат – 29-летняя Ким Су Мин (Народная партия, по партсписку), самый возрастной – 75-летний Ким Чжон Ин (Тобуро, партсписок).
Рекордсмен по количеству избраний депутатом – Со Чхон Вон (Сэнури, округ в городе Хвасон), стал депутатом в 8-й раз.
Распределение мест по партиям в %: «Тобуро» - 41 % (123 мандата), «Сэнури» - 40,7 % (122), Народная – 12,7 % (38), Партия справедливости – 2 % (6), независимые – 3,7 % (11).





Recent Posts from This Journal

КНДР – вообще не была темой для этих выборов
---------------
т е итоги выборов ни как не повлияют на отношения с КНДР ?
C моей точки зрения, абсолютно не повлияют, надо ждать президентских выборов. Внешняя политика на Юге - удел только президента
Очень интересная ситуация с опросами. Мотивы соврать о своих намерениях — это страх или стыд. Голосование за Жириновского и ЛДПР, например, стабильно показывает такой феномен в механикой номер 2.
Но что же в Корее? Партии не маргинальны, репрессий на виду нет. Может быть, все-таки предполагаются какие-то санкции за оппонирование режиму? Ничего другого в голову не приходит.
Не стыд, подтекст явно, что страх репрессий. Как сказал, мне не верится в это... Но уже по разным направлениям есть данные, что опросы врут в сторону правящего лагеря... Возможно, что просто проблемы с методологией. Тут, конечно, не все так просто, если ты госслужащий, то ясно-неявно, но заставят "нос держать по ветру", а для обычных людей, тем более когда имен не спрашивают, это не страшно.... Ну, как я себе представляю... Либо "фантомные страхи" того, что было при режиме правления экс-генералов возвращаются...
В том и дело, что я сам социолог в прошлом, поэтому рассуждаю с позиции прикладного опыта. Для такой массовой неискренности должен быть очень серьезный мотив, потому что люди обычно достаточно расслабляются с интервьюером: у него работа такая — устанавливать доверительный контакт, что не так и сложно, умеючи. Ну и способствует этому, разумеется, простое и понятное разъяснение факта, что опрос анонимный, обезличенный, в чем непараноик довольно легко убеждается демонстрацией заполняемых интервьюером бумаг и анкеты, где просто нет полей для точной идентификации респондента.
Однако, все это работает при личном, поквартирном опросе, а у меня большие подозрения, что все названные сборы данных были по телефону. Что, однако, никак не касается экзит-полов и однозначно свидетельствует факт того, что люди свой выбор не в пользу текущих правителей скрывают. И здесь мы подходим к самому интересному: раз стыд мотивом быть не может, то это — страх. А ведь на экзит-полах идентификация человека вообще нулевая: имя не спрашивается и так, а здесь и адреса нет. Остается только видеофиксация скрытой камерой, предполагать которую — все-таки уже паранойя)
Так что неладно что-то в королевстве том корейском. Крайне подозрительный это сигнал от общества. Глупо ведь обвинять тамошних социологов в непрофессионализме: они были должны не хуже эту проблему понимать и предпринять меры к ее нейтрализации, что не слишком и сложно. Так что выходит, что люди не доверяют даже социологам. А это — очень высокая степень подозрительности и закрытости.