Восхождения на пик Коммунизма и Корженевской (небольшой отчет, часть 2)

Продолжение рассказа про подъем на две вершины летом 2017 г...На фото - мой талисман, "Косозая", сопровождает меня во всех горных походах и в командировках вообще)))






У меня в первый день прилета сильно болела голова (что нормально), но вот Володя (с кем я в палатке поселился) клялся, что у него с головой все ОК (что весьма необычно для таких высот). Володя, судя по его дальнейшим подвигам, не преувеличивал, а вот я этот день побродил, потаскал немного грузы с вертолета (некоторая физическая нагрузка помогает акклиматизации, бегать как сайгак не надо, но просто лежать пластом – тоже нехорошо), на следующий день поднялся метров на 400 по вертикали, а Володя улупил еще выше, гораздо выше.
Вид на наш лагерь с того подъема




Но тут гоняться за кем-то – дело самое ненужное, а главное просто привыкнуть к высоте, у всех свои особенности.

В итоге все в лагере стали лазить по окрестных горам – пик Воробевых (5700 м), пик Четырех (6250 м) или пытаться выйти в лагеря на пути к пику Корженевской. Кстати, пик Четырех очень красивый, сама по себе такая ярко выраженная пирамида….




Народ был самый разный – помимо РФ, Украины, Белоруссии были большие группы из Турции, Ирана (по 10-15 человек, вообще эти товарищи постоянно на семитысячники Средней Азии ходят), Германия, Франция, Швейцария, Израиль, Италия, Эстония и прочее. В общем, как и нужно для коммунизма – полный интернационал))).

В любом случае для всех № 1 значился пик Корженевской. Там сразу возникал вопрос на тему «Где и как идти?». Переводя на простой язык, это был вопрос: «А протропили ли гиды дорогу для обычных альпинистов?»

Высотные лагеря были на 5100 м, 5300 м, 5600 м, 6100 м… Следующий лагерь ожидался на 6300 м – там большая площадка, но к моему приходу гиды дошли до 6250 м. А 50 м по вертикали в то время не смогли пройти из-за сильного снегопада.

В итоге началась классическая акклиматизация, когда сначала забираешься повыше, находишься там некоторое время, а ночевать спускаешься пониже.

Про лагеря могу сказать лишь одно, что мне не понравился самый первый лагерь на 5100 м. Там и места на камнях не так много (хотя все же можно найти), но главная проблема, что прямо над лагерем нависают серьезные и очень шаткие камни. При мне дважды камни срывались и пролетали буквально в метре-двух от палаток.



Хотя там постоянно останавливаются, но это до поры до времени, не говоря уже о легких возможных землетрясениях, которые могут на лагерь обрушить просто массовый камнепад. Если есть силы, то советую подниматься сразу на 5300 м (это еще час хода где-то) либо хотя бы спускаться и вставать на ледник, куда камни редко долетают.

А вот это лагерь на 5300 м



У меня же в итоге что произошло... Так как остальная моя команда еще шла из Джиргиталя, то я решил сам акклиматизироваться по дороге к пику Корженевской, не распыляясь на остальные пики (Воробьева и Четырех, хотя именно Четырех и манил свой красотой и величественным видом).

Но когда я увязался за одной из групп и дошел до 5300 м, то выяснилось, что дорогу тогда еще гиды дальше не проложили. 5300 м – это мало для полноценной акклиматизации для штурма пика Корженевской. Считается, что для 7-тысячника надо переночевать как минимум на 5800-5900 м, а потом спуститься на пару дней в базовый лагерь (именно во время нахождения внизу происходит перестройка организма, потому спуск обязателен). Но выше 5300 м я дороги и не знал, да и там хватало скрытых трещин, в одном месте надо было провешивать веревки (после 5600 м) и прочее.

В конце концов я один поднялся до 5300 м и там остался. Со мной вместе (скорее я с ними вместе) поднялась пара из Киева Сергей и Татьяна и москвич Саша. С ними мы простояли, сдружились, поболтали. Саша, который, как оказалось уже ранее был на пике Корженевской и в целом хорошо разбирался в деталях и особенностей подобных восхождений, посоветовал не париться и попытаться не ждать, когда проложат путь до 5600 м или выше, а остановиться на акклимухе на 5300 м. По сути схожее посоветовал и начальник гидов Сергей Константинович Пензов. Теоретически это был определенный риск, но, как уже говорил, акклимуха – дело очень индивидуальное. Я же стал замечать, что я вроде бы быстро адаптируюсь к высоте и лучше, чем в среднем остальные, переношу заходы в высотные лагеря. В итоге решил рискнуть. С Сашей в итоге подружился, решили идти вместе, постояли в ночь, затем я пешком поднялся примерно до 5500, но лишь забрался туда и обратно, а затем и вместе сошли уже в базовый лагерь. Я же решил не лезть на 5600-5800 м, а посмотреть, смогу ли я с акклимухой в 5300 м зайти на вершину, поскольку иного варианта у меня не получалось.





В итоге спуск в базовый лагерь, пара дней отдыха и потом с Сашей, с которым решили объединить усилия, решили идти на вершину. Правда «объединить усилия» звучит громко. По сути это Саша, который был получше подготовлен, тащил на плечах чуть ли не 30 кг своего груза (что для меня нереально на таких высотах) и знал дорогу, взял меня «на буксир», часто помогая. К тому времени как-то уже появилась уверенность, что на вершину забраться можно, тем более что на пик Ленина, который чуток повыше, и на Хантенгри, который технически посложнее, я уже поднимался.

Вид на горы и на Саню ))) лагерь на 6400 м. Сашка еще удивлял тем, что курил неслабо, но при этом вверх пёр как танк,хотя нехватка кислорода сильно давала о себе знать




Обратный подъем (на штурм) дался проще, что, впрочем, логично, так как произошла акклиматизация. В первый же заход мы проскочили вплоть до 5300 м, не останавливаясь в лагере на 5100 м.





Затем планировали «прыгнуть» в лагерь на 6100 или 6300 м, но погода распорядилась иначе. Вообще погода в этих местах лучше для восхождений, чем на том же Иныльчеке, но и здесь бывают периоды ненастья.

Вот с утра мы попали в сильный снегопад и пройдя буквально полтора часа встали в лагере 5600 м. К тому времени стало известно, что гиды уже проложили тропу до 6250 м, провесив веревки сразу после лагеря в 5600 м. Но идти в такую погоду было небезопасно, да и не видно ничего, видимость была не более 20-30 метров. В результате, пройдя в этом день всего лишь полтора часа, мы встали лагерем на 5600 м. Если я перед выходом из базового лагеря реально серьезно уменьшил вес рюкзака, то Саша, сказав, что «любит путешествовать с комфортом», навьючил себя как ишака. Я бы такой рюкзак не осилил бы, но он пёр как танк.



В любом случае ночевка была на 5600 м.

На следующий день, увидев просветы в небе, мы с утра решили ломануть вверх. Там висели подряд три веревки, в паре мест было достаточно скользко из-за льда на склоне, но веревки, жумар, кошки и временами ледоруб дали все это пройти без особых проблем.

Потом начался «тягун» по склону вверх. С нами вместе шла уже хорошо знакомая нам украинская пара Сергей и Таня. Им надо отдать должное – они очень хорошо шли и были хорошо подготовлены. Как минимум заметно быстрее меня. С ними мы потом постоянно пересекались и вместе шли.

В одном из мест я благополучно сиганул в трещину, но связка и совместные усилия Сергея и Саши не дали мне отправиться исследовать глубины ледника, меня с матюгами вытащили, хотя несколько неприятных моментов мне довелось пережить.

Идти по склону было не очень приятно в то время по двум причинам: стало припекать, шел как в парилке. Это реально очень как-то ленило, не хотелось двигаться вообще, чувствовал себя медузой, которую выбросило на горячий песок. Потом была опасность схода лавинок как раз по пути тропы. Но так или иначе мы добрались до лагеря на 6100 м.

Там передохнули, и мы с Сашей пошли выше. Я хотя и устал, и поворчал, но в итоге поддался на уговоры Саши (спасибо ему большое за это и за многое другое), сделал усилие и пошел вверх. Надо было подняться по вертикали на 200 м до лагеря в 6300 м. По крайней мере план был именно такой.

После лагеря 6100 м, где реально ставить лишь 3-4 палатки, да и места особо нет (это лишь перемычка), мы пошли дальше. Правда погода опять испортилось: небо заволокло тучами, периодически шел снег, похожий на крупу. В результате видимость была не более 20-30 м.

По словам того же Саши, который шел впереди и тропил, таща меня на связке, отсутствие видимости возможно было и к лучшему, так как тропа шла по очень узкому гребню, с которого в обе стороны были отвесные обрывы. Я тогда это не мог оценить, а просто хотел поскорее добраться до лагеря.

Вот некоторые виды с того участка пути (между 6100 и 6250 м), но сняты были в хорошую погоду, по пути вниз. На подъеме было не до фотосессий, да и видимость плохая была.




Но дошли в целом мы достаточно быстро – за 2, максимум 3 часа, увидев палатку гидов на 6250 м. Ломиться до 6300 м не стали, решив заночевать в палатке гидов.




Утром же вся окружающая обстановка предстала во всем величии. Когда я на рассвете ринулся из палатки по физиологической надобности, Саня предупредил о двух вещах: 1) чтобы я не улетел вниз на пару километров, а потому не отходил бы от палатки далее чем на 2-3 шага, 2) чтобы не орал громко матом от восхищения. Как оказалось, предупреждения были очень кстати. Непогода прошла, а тут открылись потрясающие виды на округу, без восхищенных матюгов обойтись не удалось все же))). Палатка же стояла на самом краю обрыва, потому по незнанию можно было и улететь далеко и надолго.



Мы собрались и пошли вверх. Выше уже тропы не было. В этом день мы планировали добраться до 6500-6600, там заночевать и потому уже устроить относительно облегченный штурм вершины.

Но это были наши планы, а в реальности произошло несколько иначе. Во-первых, до этих 6300 , то есть по вертикали лишь 50 м после ночевки, мы шли весьма долго: проваливались по пояс в снег, потому еще на склоне стали обнаруживаться неприятные трещины. В итоге это отняло много времени. Нас вскоре догнали Сергей и Татьяна, которые ночевали на 6100 м. Мы стали тропить вместе.
Но вот эти проходы по целине, вечная война с трещинами, попытки обходов нас сильно измотали и в итоге мы решили встать на 6400 м. Все равно и это было неплохо, так как обычно Корженевскую штурмуют с лагеря на 6300 м.

К вечеру стало ясно, что на 6300 м стали подтягиваться новые люди, но перед нами лежала целина. На штурм мы вышли утром первые и не имея тропленной дороги. Впрочем, тогда я решил, что это к лучшему – раз смогу без тропления гидов зайти, то достоин вершины, а нет – ну туда мне и дорога, готовиться надо было лучше.

Сначала вышли все вчетвером – Сергей, Татьяна, Саня и я. Но на одном из склонов выяснилось, что Сергей забыл взять теплые стеганые штаны, а без них идти на вершину семитысячника было чревато обморожением ног по полной программе. В итоге наша киевская пара развернулась, решив завтра выйти на штурм, а мы продолжили идти.

Теперь тропил постоянно я, так как днем ранее целину топтал Саша. Это было с одной стороны трудно, а с другой – весело: снег временами по грудь, трещины под снегом, неизвестная дорога. Методом научного тыка и путем напряжения Сашкиной памяти мы в итоге пробили тропу примерно до 6700 м (может чуть ниже). Временами я рычал, полз по-пластунски, на четвереньках – это все, чтобы не проваливаться в снег. Когда-то были участки всего лишь по колено, но там часто ждали трещины, а часто проваливались так, что приходилось прорубать либо тоннели в снегу либо, как уже говорил, проявлять изобретательность типа ползания по-пластунски по снегу и прочего. Все лишь бы сделать еще один шаг по направлению к вершине. Сейчас забавно вспоминать, что я выдумывал, лишь бы хоть чуток вверх пробиться.

Зато теперь была хорошая погода и я смог оценить всю красоту подъема на Корженевскую. С моей точки зрения, у нее подъем – один из самых красивых, хотя и опасен, так как идет по узкой кромке вдоль страшных обрывов. Если сдуло или оступился – улетишь с концами… Правда тропежка отнимала у меня много сил, так что раздумывать про опасности не было времени и желания.
Вообще виды маршрута Корженевской - одно из двух главных ярких впечатлений (второе яркое - в целом маршрут на пик Коммунизма). Посмотрите сами на фото, чуть пониже будут еще фото...








Вскоре сзади появилась группа спортсменов МЧС РФ, которые стали нас нагонять. Примерно на 6700 м они нас нагнали и мы им «благородно» уступили право тропежки. Их главный гид Сергей поблагодарил за тропу, сказав: «Ну, теперь наша очередь».

Далее стали подтягиваться и некоторые другие связки. В итоге во главе со спортсменами мы сформировали дружную толпу, провесили (точнее спортсмены провесили) в одном месте веревку и выскочили на купол вершины. Итоговый рывок – и мы на вершине Корженевской, 7105 м. Под конец по куполу мы шли примерно часа полтора. Я уже шел просто как робот, было ощущение, что будто пыльным мешком жахнули по башке. Впрочем, мысли, что могу не дойти и повернуть – не было, вершина была уже слишком близка, ну и как-то уже психологически был уверен: «Дойду!». Впрочем, погода тоже помогла – сплошное солнце. Жарко, но лучше, чем в пургу.

На вершине я никакого знака не увидел. Знатоки сказали, что когда оттаивает, то какой-то знак все же есть, а так – просто белое поле. Все, как водится, были сильно радостные, устроили фотосессии, братание и прочее. Ну что говорить – еще один семитысячник. Виды с вершины то открывались, то опять закрывало облаками, что ничего не было видно.

Вот фото с вершины, на групповом фото моя морда - самая крайняя слева...





Я остался на вершине дольше всех и ушел с нее последний примерно в 17-30. В целом доступность Корженевской во многом объясняется и тем, что она дает большую возможность по времени для подъема. На той же Хантенгри, чтобы успеть в базовый лагерь, надо было в 14 или в 14-30 либо быть на вершине либо разворачиваться, а тут временной зазор был больше, так как штурмовые лагеря ближе (6400 или 6300 м), ну и сама трасса понятна. Она может и опасна обрывами, но не заблудишься особо.

Так что я побрел неспеша обратно. Саня меня предупредил, чтоб не расслаблялся из-за обрывов, но я хоть и устал, чувствовал себя нормально, шел медленно, но не шатался. Метров через 100 после ухода с вершины эффект «удара мешком по голове» исчез и я вообще пошел спокойно. По следам дойти до нашей палатки было не проблема. Взамен этого Корженевская подарила такой шикарный закат, с такими потрясающими видами… В общем, приходилось часто останавливаться просто чтобы насладиться видами и сделать фото.


Насладитесь фото, это кадры со спуска. Как в песен Высоцкого: "Внизу не увидишь, как ни тянись, за всю полную жизнь десятой доли таких красот и чудес" )))) Я до сих пор под впечатлением этих видов.... И закат повезло увидеть












Пришел к палатке когда уже было довольно темно, но тропа была настолько явно, а погода – ясной, что не пришлось прибегать к фонарику…

Утром следующего дня я вылез из палатки и первым делом увидел наконец-таки свою четверку, которая подтянулась и сегодня шла на штурм. Первыми шли два Антона, а потом и Леха. Порадовались, побратались. Я им рассказал вкратце про подъем, но теперь тропа уже была, а подготовка ребят была такой, что было очевидно, что они взойдут на вершину, если не будет какого-то форс-мажора… Так в итоге и произошло. Они в этот день и взошли.

Саня же вылез из палатки, покурил, осмотрел окрестности и рыкнул: «Хочу в цивилизацию!» и мы решили сегодня же дойти до базового лагеря, спустившись с наших штурмовых 6400 до БЛ 4300 м.


Этот день для меня стал «днем подарков горе». Из-за своего растяпства я сначала про… фукал коврик, который весело улетел с наших 6400 далеко вниз. Его было далеко видно и он красиво так парил надо горами. А в районе веревки на 6100 м я упустил в пропасть каску, термос и еще какую-то мелочь.

Спуск в итоге стал затрудняться немного тем, что было тепло. В итоге ниже 5600 м мы стали проваливаться чуть ли не каждом шагу в рыхлый снег. Я оглашал отчаянными матюгами весь ледник, но так или иначе мы шли.

Саня убежал вперед, а я шел потихоньку. Уже ниже лагеря на 5100 м произошло приключение. Турок Мустафа, которого Саня буквально втянул на вершину (ему слегка поплохело перед вершиной), попал под камнепад. Судя по его рассказам, он успел увернуться от большого камня, но камень поменьше достал его одну ногу, сильно ударив по пятке. Парень еле шел, сильно хромал, но шел. У него еще был тяжеленный рюкзак. Впрочем, опасения, что у него раздроблена кость, не подтвердились, но мы с Саней решили сопровождать Мустафу до базового лагеря, а не оставлять одного. Мустафа пытался нас отправить вперед, наотрез отказался менять свой рюкзак на более легкий, постоянно просил, чтоб мы не сообщали в базовый лагерь о его ранении.



В итоге мы так вместе и дошли до базового лагеря. Ледник перед лагерем переходили уже в темноте, но ничего. В итоге добрались до БЛ после штурма.




Далее было три дня отдыха и размышлений, что делать дальше. Для себя, получалось, я задач-минимум выполнил – поднялся на Корженевскую. Но поднялся без своей четверки, чувствовал себя нормально, да и вообще – аппетит приходит во время еды. Теперь я даже не сомневался, что попытаюсь пойти и на Коммунизма, хотя он почти на 400 м выше Корженевской, да и в целом тяжелее.


Еще три фото: Вид на вершины Корженевской со склона пика Коммунизма, фото Корженевской, в честь которой названа вершина (названа в честь супруги альпиниста Корженевского, такой вот подарок жене преподнес) и фото схемы маршурта...






Продолжение следует




Recent Posts from This Journal

Основным достоинством и новаторством публикации считаю то, что впервые в истории описания альпинизма был затронут вопрос курения во время восхождения. :)))
Но фото --- тоже хороши! :)))
На последнем фото увидел грубую ошибку. Надо не Korjenevskoi, a Koreiskii! :)))