Tags: сотрудничество

Вот и вся дружба: Экономсотрудничество между РФ и КНДР через статистику

В последнее время часто доводится слышать о том, как Россия активно развивает экономическое сотрудничество с Северной Кореей. Недавно попалась статистика, которая показывает, что по крайней мере пока это все не выразилось в реальных деньгах, а больше остается на бумаге.



Collapse )

Российский уголь объединяет две Кореи - отправка угля из Раджина в Южную Корею (часть 1)

Личные впечатления и некоторые комментарии отпишу потом. Сейчас здесь выложу просто то, что было опубликовано в "РГ" http://rg.ru/2014/12/03/ugol-site.html
В целом попытался разобраться в подробностях проекта, так как про него было достаточно расплывчатое представление. Ну и вот что получилось...
29_Сж

Collapse )

Российский уголь отправлен из Раджина (КНДР) в Южную Корею.... начало отчета с поездки

Благодаря ОАО "РЖД" довелось посмотреть проект "Хасан-Раджин", который реализуется в КНДР Россией и куда планируют привлечь южане. 27 ноября была отправлена первая партия угля именно в Южную Корею.

Collapse )

В Кэсоне все спокойно…

Тут довелось побывать в межкорейской Кэсонской промзоне. Повезло немного, успел попасть в пул журналистов, которых туда взяли. А ехали в основном «ответственные чиновники», которые приехали на конференцию представителей «большой двадцатки» в Сеуле. Вот им экскурсию устроили. Северяне согласились, что удивительно – даже журналистов не «послали», хотя обычно это делали…
Основной репортаж пониже выложу, пока в «РГ» не выставили…

ну вот это пока южная часть, пока на выезде
01_Сж
02_Сж
03_Сж
04_Сж

А так «закадровые впечатления»: южане были сильно напряжены. Заставили выложить из сумок всю печатную продукцию из Южной Кореи, просто всю -все газеты, книги и пр.. Мол, ну на фиг, лучше не давать повода. Строго предупредили по поводу фото – не фоткать за пределами зоны, не фоткать военных, не фоткать ДМЗ. Конечно, нашлись те, кто стал активно фоткать ДМЗ –интересно же. А вот что могут всю группу развернуть, это как бы пофиг. Северяне заметили это, но их начальники, видать, были настроены благодушно – махнули рукой. ДА и в целом вели себя очень спокойно. Была пара случаев, когда они ранее бы фотик могли отобрать и стереть все, но на этот раз «А, ладно, только не делайте больше».

Я раньше в Кэсон в 2006 г. ездил. Тогда нас сопровождал северянин, с которым я долго разговаривал, даже не подозревая, что он с севера (так на южанина похож), но на этот раз максимально разделили. Но, с другой стороны, с рабочими говорить не мешали, даже не стали обращать внимание ,что рабочих стали на политические темы расспрашивать. Хотя те, понятное дело, были политически грамотными и подкованными ))) Твердо держали удар и не поддавались на провокации и не избегали разговоров))) Хотя мне бы лично не понравились, когда в лицо объективом тыкают…Кстати, средняя зарплата рабочего из КНДР в Кэсонской промзоне – 112 долларов.
А вообще делают в этой прозоне все, что не лень, но основное – текстильная продукция…
Вот фото с производств...

21_Сж
22_Сж
23_Сж
24_Сж
25_Сж
26_Сж
27_Сж
28_Сж
29_Сж
30_Сж
31_Сж
32_Сж
33_Сж
34_Сж
35_Сж
36_Сж


На этот раз нам показали Кэсонский филиал банка «Ури» (там северные кореянки работают «за стойкой»), две компании и мощности по очистке воды. Ну еще в самом начале про комплекс рассказали в том самом 15-этажном здании, постоянно говорили, что ждут иностранные инвестиции…
Что еще… Комплекс стал еще более стильным. Отгрохали 15-этажный «общий центр поддрежки» из стали, стекла и бетона.
05_Сж
06_Сж
07_Сж
08_Сж
10_Сж
11_Сж
12_Сж
19_Сж
20_Сж

Да и сама зона такая очень аккуратная.

13_Сж
14_Сж
15_Сж
16_Сж
17_Сж
18_Сж

Но продолжаются прежние приколы: северяне не разрешают ездить по зоне авто с южными номерами. В таких случаях номера закрываются бумажкой, вот так…
41_Сж

Попались также и несколько табличек, где поверх написанного по-южнокорейского «туалета» (хвачжансиль) было написано по-северокорейски «висэньсиль»…

Заметна была и разница в поведении журналистов и приехавших дипломатов и «больших двадцаток». Если для первых была это настоящая работа и может быть один из очень редких шансов что-то отснять, сделать материал, то вторые явно на экскурсию приехали. Первые вопросами донимали, вторые радостно орали принимающей стороне : «Как у вас тут все здорово, молодцы и пр.»

Северяне же внешне уже сильно отличаются от южан – пониже, лица загорелые, худые… Есть конечно исключения, но в целом отличать не сложно. Правда, выборка не очень репрезентативная: с нами корейцы южные были явно не крестьяне (госслужащие, журналисты), а там – работяги.
Ну и к вечеру нас выперли всех – с этим строго: в 17-30 последний за день коридор, когда ДМЗ открывают, собирают все машины толпой и отправляют… Ну вот и съездили. Было интересно, но их тех поездок, что не чаше раза в пять лет следует делать…


Ну вот сам «официальный» отчет, который для газеты писал
Кэсон ждет иностранных инвесторов
Корреспондент «РГ» побывал в межкорейском технопарке
Олег Кирьянов (Кэсон-Сеул)

«Несмотря на недавние бурные события в КНДР они никак не отразились на нормальной работе межкорейской промышленной зоны в Кэсоне» и «Мы очень заинтересованы в инвестициях из третьих стран» - наверное это были два основных посыла, которые хотели донести до посетившей 19 декабря Кэсонский технопарк международной делегации, которая состояла из представителей стран «Большой двадцатки», дипломатов, сотрудников неправительственных организаций и журналистов. Корреспонденту «Российской газеты» несколько повезло, так как удалось попасть в выделенную для иностранных СМИ крошечную квоту и таким образом посетить Кэсон.
Напомним, что Кэсонский промышленный комплекс находится на территории КНДР недалеко от города Кэсон. Он начал свою работу в 2003 г. В настоящий момент в нем трудятся более 50 тысяч северокорейских рабочих на 123 компаниях Южной Кореи. Сотрудничество осуществляется по принципу «деньги, технологии и оборудование – Юга», «рабочая сила и земля – Севера». В апреле этого года зона пережила серьезный кризис, приостановив работу на несколько месяцев. Однако уже с осени Сеул и Пхеньян договорились возобновить работу комплекса и быстро наверстали упущенное.
Очутившись в Кэсонском технопарке не сразу осознаешь, что находишься уже на территории КНДР. «Обычная южнокорейская промышленная зона» - таково первое впечатление. Она даже несколько более «вылизанная», аккуратная и «щеголеватая», чем большинство схожих промзон Юга. Однако стоящие на КПП офицеры и солдаты северокорейской армии, необычные регулировщики в шлемах да попавшийся по дороге лозунг «Да здравствует великий вождь – дорогой товарищ Ким Чен Ын!» вкупе с расположенным вдалеке, но все равно прекрасно видным огромным флагом КНДР напоминали, что здесь уже земля Страны чучхе.
Впрочем об «особой ситуации» неустанно напоминали южане. Они строго-настрого предупредили: не фотографировать за пределами разрешенных мест – то есть ничего не фотографировать снаружи, а также военных – не брать слишком «дальнобойных» фотообъективов, выбросить из сумок южнокорейские журналы и газеты и не говорить на политические и прочие «чувствительные» темы. И конечно же не допускать шуток в адрес руководства КНДР.
Сопровождавшие нас сотрудники Министерства объединения Южной Кореи, которые бывали свидетелями самых разных конфликтных ситуаций в подобных поездках, хотя и улыбались, но были несколько напряжены. Как некоторые из них потом признали, они сами до сих пор не до конца понимали, почему власти КНДР вдруг проявили такую активность и снисходительность: несмотря на не самую простую обстановку внутри страны, определенные «шероховатости» в отношениях с Сеулом Пхеньян вдруг сам предложил и переговоры по комплексу провести, и зарубежных гостей принять, да еще и журналистов потерпеть, которых уже не раз отказывались пускать.
Но в любом случае, как потом стало понятно, северяне не были настроены конфликтовать – даже наоборот: пропустили мимо глаз пару случаев, когда журналисты стали фотографировать «что не следует», не стали обращать внимание, когда репортеры стали «пытать» рабочих на политические темы, лишь для проформы посмотрели несколько снимков и в целом были весьма доброжелательны.
Возможно, что их цели совпадали с представителями Юга в комплексе. Последние же решили не терять времени, используя каждую секунду для того, чтобы показать, что в межкорейскую промышленную зону в Кэсоне можно и нужно инвестировать. Проведя презентацию комплекса и показав гостям рекламный ролик про Кэсон, глава Межкорейского совместного комитета по Кэсонской промышленной зоне Хон Ян Хо подчеркнул: «События в КНДР, связанные с казнью Чан Сон Тхэка, никак не отразились на работе нашей зоны. Никаких изменений мы не почувствовали. Мы продолжаем спокойно работать», - подчеркнул он, тут же начав искать потенциальных инвесторов среди тех стран, представители которых приехали в Кэсон. «Мы сейчас используем не более 40 % земли, отведенной под комплекс только на 1-й стадии ее развития. Сейчас у нас 123 компании, на которых трудятся 53-54 тысячи северокорейских рабочих. Если мы используем, что у нас уже есть, то мы легко можем принять 200-250 компаний, где будут работать 120-150 тысяч рабочих из КНДР», - отметил он, подробно расписав затем достоинства комплекса и имеющуюся инфраструктуру. «Мы достигли соглашения с Севером, что комплекс должен активно развиваться в международном направлении. Мы были бы рады принять компании из других стран. Эта территория к тому же имеет огромную символическую значимость: из линии фронта он превратилась в место сотрудничества двух Корей, где бок о бок трудятся более полусотни тысяч граждан Юга и Север», - отметил Хон.
Сами же северокорейцы также, похоже, рады работать в Кэсонской промзоне. «Я горжусь, что работаю здесь. Получается, что здесь корейская нация становится единой – мы работаем вместе с нашими соотечественниками Юга. Хотелось бы, чтобы как можно скорее настало объединение и мы действительно стали бы едиными», - сказала в беседе сотрудница текстильной компании «Синвон» Ри Ен Хи.
Ее коллега по цеху с гордостью рассказал о своих трудовых успехах. «Вся наша продукция экспортируется на Юг. Мы здесь все делаем сами. Южане сами говорят, что сделанная у нас продукция – очень хорошего качества. Говорят, что наши товары продаются лучше, чем похожие вещи из Канады. Это приятно слушать», - похвастался журналистам рабочий Ри Ен Сик. Другой его коллега, попросив не называть имени, признал, что «доволен зарплатой». По данным администрации комплекса, в среднем рабочие КНДР зарабатывают с учетом всех надбавок и доплат по 112 долларов США, что считается очень неплохим заработком.
Всего же за время поездки гостям показали четыре объекта: Кэсонский филиал южнокорейского банка «Ури», где работают клерки из КНДР, мощности по очистке воды, а также две компании – «Синвон», которая производит текстильные изделия, и выпускающая обувь «Самдок Стэфилд»
Прощаясь, гости из стран «большой двадцатки» сказали к большому удовольствию принимавшей стороны, что они «получили великолепный шанс своими глазами посмотреть на то, как работает комплекс» и «очень приятно впечатлены». Наши же сопровождающие расслабились только после прохождения паспортного контроля на северокорейской стороне и посадке в автобусы. «Все прошло замечательно. Северяне явно были очень благодушно настроены», - признала сотрудница пресс-службы Министерства объединения Южной Кореи.

Справка «РГ»
Договоренности между Югом и Севером о создании межкорейского промышленного комплекса в Кэсоне были подписаны в 2000 г., работы по созданию инфраструктуры начаты в 2003 г. 15 декабря 2004 г. начата отгрузка произведенной продукции. В настоящий момент в нем действует 123 компании, большинство которых (72) производят текстильную продукцию. Также есть производства сферы машиностроения, электроники, пищевой, химической промышленности и других. Общее число граждан КНДР, работающих на предприятиях комплекса, составляет 53-54 тысячи человек. С ними трудятся около 1000 представителей Юг. Средняя зарплата северокорейского рабочего комплекса (с учетом всех надбавок и бонусов) – около 112 долларов США.

"КНДР сейчас в плане бизнеса, как Китай в начале 1980-х: риски, но и прибыли зато.."

В последнее время появилась серия статей в разных СМИ по поводу того, что китайский бизнес активно идет в КНДР, несмотря на все риски. Тут была в Сеуле конференция по этому (в том числе поводу).
Я тоже не удержался и написал на эту тему. В нашей газете сказали, что тема неинтересная. Выкладываю здесь... Писал для газеты, потому и стиль без особых "приколов"...


Китайский бизнес видит в КНДР рискованный, но прибыльный рынок


«Риски есть, и они значительные. Но если у вас имеются связи и есть определенная доля везения, то прибыли будут таковыми, что окупят все затраты. А потому мы едем в Северную Корею» - примерно таково, по мнению выходящей в Гонконге газеты «Саус Чайна Морнинг Пост», отношение многих китайских бизнесменов к Стране чучхе. В плане бизнеса КНДР теперь воспринимают как место, где можно потерять все инвестиции, но где можно и очень крупно выиграть.
Как отмечает издание, ссылаясь на словах побывавших в последнее время в Северной Корее туристов и бизнесменов, экономическая ситуация в КНДР улучшается. «На дорогах часто можно видеть такси. Многие корейцы имеют свои мобильные телефоны. Многие рестораны переполнены гостями», - цитирует газета слова китайского бизнесмена У Венцина, который за последний год пять раз съездил в Северную Корею по делам.
Точные и надежные данные по экономике КНДР получить практически невозможно, но Центробанк Южной Кореи считает, что ВВП Северной Кореи вырос в прошлом году на 1,3 %. Небольшой, но все же рост, особенно если учесть, что в отношении КНДР действуют жесткие международные санкции.
Известные американские эксперты по КНДР Ноланд и Хаггард уверены, что во внешней торговле Северной Кореи уже как минимум два года подряд фиксируется положительное торговое сальдо. Объем внешней торговли растет. И в первую очередь за счет развития связей и сотрудничества с Китаем, который видит в соседе потенциально прибыльный рынок.
Что же интересует китайских деловых людей в Северной Корее? – В первую очередь природные ресурсы, которых насчитали в общей сложности на 6 триллионов долларов. По данным Корейского института при университете Джона Хопкинса, 41 % китайских компаний, зарегистрированных как работающие с КНДР, действуют именно в сфере добычи природных ресурсов. Но, как уверены многие специалисты, в реальности таких компаний из КНР в горнодобывающем секторе КНДР еще больше, так как часто они не регистрируются у властей Китая. При этом из более чем двухсот наименований полезных ископаемых КНДР китайцев чаще всего интересует уголь. Правда, чтобы добраться до него, приходится строить дороги, электростанции, иную инфраструктуру. Но все это удается компенсировать, когда удается наладить регулярные поставки угля по очень низким ценам.
Впрочем, далеко не всегда китайцы смотрят только на полезные ископаемые КНДР. Сфера обслуживания, создание трудоемких производств – другая популярная сфера для китайских инвестиций. «Саус Чайна Морнинг Пост» рассказывает историю китайского миллионера Хао, который серьезно вложился в КНДР. Начав посещать Северную Корею в 2004 г., когда он раздавал продовольствие, Хао сумел завести полезные связи среди северокорейских чиновников и прочих влиятельных лиц. В 2010 году он решил попробовать, начав импортировать из КНДР женьшень и мед. Затем пришло время создания в Пхеньяне своей фабрики, где трудятся уже 156 корейских рабочих, потом был открыт ресторан, спа-центр. Все это продолжает успешно работать и развиваться.
«Конечно, существуют достаточно серьезные риски. Но мне КНДР сейчас напоминает чем-то Китай 1980-х гг. Это очень рискованно, но и очень прибыльно, если получится поймать свой шанс», - рассказывает Хао, отмечая, что намерен развивать свое дело в Северной Корее.
Риск и прибыли – вот, пожалуй, два слова, которые чаще всего всплывают в головах китайских предпринимателей, когда они думают о КНДР. Первое отпугивает, второе неудержимо притягивает. И многие рискуют. И количество таких из года в год растет. Китайцы все больше идут в КНДР.
Не обходится и без крупных скандалов. Один из них разразился в августе прошлого года, когда китайская компания Xiyang Group открыто обвинила власти КНДР в незаконной конфискации ее бизнеса. «Ужас и кошмар» - такими словами охарактеризовали представители компании свои впечатления от работы с северокорейцами. Потери, по подсчетам компании, составили более 55 миллионов долларов. Власти КНДР в свою очередь обвиняют саму компанию. Скандал был большой, официальный Пекин открыто не стал вмешиваться, но, по слухам, при случае припомнил КНДР эту историю, потребовав прекратить, если говорить языком определенных кругов, «кидать бизнесменов».
Определенный негативный эффект эта история имела, но в конце концов и ее эффект прошел. Китайцы снова ищут в КНДР свою удачу. По оценкам профессора Мийоши Джагер, общий объем китайских инвестиций в КНДР составил уже шесть миллиардов долларов. А это очень большая цифра, особенно если учесть сравнительно небольшие размеры экономики Северной Кореи.
Но все имеет и свою оборотную сторону. Во-первых, в самой КНДР растет обеспокоенность по поводу стремительного роста зависимости от экономического сотрудничества с Китаем. В Пхеньяне боятся, что со временем Пекин может начать пытаться использовать этот экономический рычаг в сфере политики, чтобы регулировать поведение КНДР. В Стране чучхе этого боятся, но пока поделать ничего не могут. Других альтернатив попросту нет. Одни либо не могут либо не хотят, либо и то, и другое. Та же Южная Корея, которая любит с обеспокоенностью говорить об «экономической зависимости Пхеньяна от Пекина», сама не готова стать в КНДР противовесом Китаю по политическим соображениям.
Кроме того, ряд западных экспертов опасаются, что КНДР потеряет стимул к реформам. Получив определенные дивиденды от сотрудничества с Китаем, в Пхеньяне могут решить, что «и так все хорошо», а потому не надо отказываться от ядерного оружия и не надо реформы проводить.
Все же нельзя сказать, что новое руководство КНДР во главе с молодым Ким Чен Ыном ничего не делает. По мнению ряда экспертов, все же есть определенные признаки того, что в КНДР начались – хотя и медленно и очень осторожно – реформы. Видна и ставка КНДР на привлечение иностранного капитала путем создания свободных экономических зон. Впрочем, туда тоже идут в первую очередь китайцы, которые тут же начинают говорить о «традиционных проблемах при ведении бизнеса в Северной Корее»: бюрократия, взятки, непонятные законы, непредсказуемость и произвол властей. Но все равно китайцы продолжают пытать свое счастье в Стране чучхе.
В беседе с «РГ» известный российский кореевед Георгий Толорая отметил, что КНДР не стоит пугаться реформ. «Реформы и открытость – это далеко не одно и то же, как иногда утверждают некоторые. Корейцы боятся, что реформы и открытость могут расшатать их политическую систему, и правильно делают. Но можно начать с малого, что, как мне видится, тут же даст серьезный эффект. Надо признать то, что уже и так есть в реальной жизни, создать понятные правила игры, которые на деле и так уже существуют, но лишь не принимаются официально. Надо дать возможность рядовому корейцу начать зарабатывать. И успокоить инвесторов, что у них ничего не отнимут. Это будет не китайский, а уже северокорейский вариант. Реформы без открытости – по крайней мере на этом этапе. Но это сразу же даст импульс экономике КНДР», - отметил специалист.
Впрочем, многие китайские бизнесмены умудряются процветать даже и сейчас, работая с КНДР. Тот же бизнесмен Хао уверен: «Мои инвестиции окупятся уже в следующем году, а потом уже пойдет чистая прибыль». Неплохо, если учесть, что он в КНДР стал инвестировать только три года назад. «Короче, стоит хотя бы попробовать», - так зачастую считают китайцы, думая о КНДР.